Творческие работы учащихся

На этой странице мне хочется познакомить вас с творческими работами моих учеников. Мы только учимся писать творческие работы. Если в проектах мы уже доки, постоянно завоёвываем призовые места, то в литературном творчестве мы только ученики, не волшебники.

Прекрасную возможность проверить свои силы даёт сайт Педсовет.su (Сообщество учителей Екатерины Пашковой). На этом сайте постоянно пробуют себя ребята в разных видах творчества: сочинениях, эссе, сказках, стихотворениях, лепке, видеороликах и т.д.


Предлагаю вашему вниманию анализ стихотворения, который написала моя племянница. Он не совсем стандартный, поэтому его можно рассматривать как творческую работу, интерпретацию.

 

По стихотворению И. Бродского


Я обнял эти плечи и взглянул

на то, что оказалось за спиною,

и увидал, что выдвинутый стул

сливался с освещённою стеною.

Был в лампочке повышенный накал,

невыгодный для мебели истёртой,

и потому диван в углу сверкал

коричневою кожей, словно жёлтой.

Стол пустовал. Поблёскивал паркет.

Темнела печка. В раме запылённой

застыл пейзаж. И лишь один буфет

казался мне тогда одушевлённым.

 

Но мотылёк по комнате кружил,

и он мой взор с недвижимости сдвинул.

И если призрак здесь когда-то жил,

то он покинул этот дом. Покинул.


Творчество возможно только в период величайшего счастья или горя. Лучшие творения человечества рождались в болезни. Ею могли быть и Счастье, и Любовь, и Страдания - все эти состояния созвучны творчеству. А создание прекрасного лечит. Бывает, оно изводит, мучает, опустошает, но в конце концов - освобождает. Творца оно делает внутренне свободным и здоровым, болезнь начинает жить вне его души своей самостоятельной жизнью в плодах его трудов. Чьё-то счастье, чья-то любовь, чьё-то одиночество таятся в глубинах замысла автора, в музыке, в литературе, живописи. Общаясь с искусством, мы всегда ищем и, если находим, то говорим: "Да, это талантливо!" - потому что неизбежно подхватываем благотворную инфекцию. Кто сказал, что болезнь - это плохо? Быть счастливым или быть влюблённым, что в сущности одно и то же, - дар свыше. И даже быть одиноким иногда бывает более чем полезно, потому что одиночество может быть спутником творчества, яркой вспышкой озарения.

 

Читаю стихотворение Иосифа Бродского и погружаюсь в странное состояние. Я больна. Я в бреду. В лихорадке. Кто я? Разве что твоя уходящая Любовь... Где я? Разве что в твоём одиноком доме... Не убежать, не спрятаться от твоего холодного взгляда, не сбросить тяжёлых рук, не погасить свет...

 

Чья-то судьба входит в мою комнату, в мой мир, с прерывистыми строками и кажущейся простотой стихотворения. Вчитываюсь, всматриваюсь в каждое давно знакомое слово, прислушиваюсь к неслышным шагам.

 

Первая строка, вторая... Смелее взгляд, ярче свет... Голос звучит монотонно и печально. Простые предложения, обычные слова. Это монолог спокойного, рассудительного, уверенного в себе человека. На первый взгляд он абсолютно здоров, но звучат в его голосе нотки усталости и тоски. Он погружён в какую-то странную поверхностную созерцательность. Отмечая взглядом предметы интерьера, словно ищет в них что-то, не находит и начинает волноваться. А я, следуя за его словами, вижу Дом, покинутый Любовью. Он как тело без души - холоден и пуст.

 

А ведь когда-то это было удивительное место. Утро неслышно входило в комнату под запах талого снега, день пролетал быстро, а вечером я доставала из буфета твоё любимое варенье, и мы пили чай при свечах, и ветерок, залетевший в форточку, шевелил занавеску, и луна начинала ходить в вышине... А теперь кажется, что здесь тесно и душно, нет места словам, слезам, чувствам... Яркий свет безжалостно превратил знакомое и родное в чужое и лишнее. Всё исказилось до неузнаваемости: стул отныне - часть стены, а диван и вовсе - из коричневого стал жёлтым. Этот новый цвет и блеск паркета не вернут прежнего уюта и тепла. Теперь в комнате предметы, лишённые своих лиц, - просто вещи, уже ненужные, оставленные. И ни слова в их защиту от рассказчика, а ведь когда-то они были вместе, жили одной судьбой. Или "истёртая" мебель, "запылённая рама" уже недостойны внимания? Он не утруждает себя описанием, будто никакого сочувствия и жалости. Что это? Предательство? Нет. Просто для него они умерли. Только Любовь может снова вдохнуть в них жизнь, но она ушла и унесла с собой их души. А как жить в мире мёртвых вещей? Рано или поздно они погасят свет души человеческой! А его не заменить другим, даже очень ярким...

 

Электрический свет создан талантливым изобретателем, но Человек - не Бог, он не выше Любви, и вдохнуть жизнь в любое, даже гениальное творение, не в силах. Свет небесный сопутствует Любви и красоте, а этот, яркий, но холодный, рождает дискомфорт, хотя тут нет его вины, видимо, он просто пришёл на смену ровному и тихому свету Любви...

 

Я совсем забыла о себе, я смотрю на мир глазами героя...

 

Его голос замедляется на слове "одушевлённым". Почему же "выжил" здесь один буфет? Может быть, сейчас я услышу монолог в честь буфета, как в пьесе Чехова "Вишнёвый сад" - монолог о шкафе? В том и в другом случае это будет эпитафия, эпитафия прошлому...

 

Я слушаю голос, но не понимаю, к кому обращены эти слова. Ко мне -читателю - или в пустоту - к самому себе? "Я обнял эти плечи..." Какой творец изваял их? Какой холод заморозил человеческую душу? Ау, есть ли здесь кто-нибудь живой?.. А в зеркале паркета всё ещё брезжит призрак Счастья.

 

Но уходит Любовь и уводит за собой Радость и Вдохновение.

 

Уходит Любовь, и человеческие отношения в ярком свете рассудочности предстают убогими и нелепыми.

 

Уходит Любовь, но остаются запылённые воспоминания и неясные надежды. Не спеши с ними расставаться...

 

Последнее четверостишие как рождение сказки о мотыльке и свече. Она тут как раз кстати.

 

Не ты ли это, ожившая Душа, витаешь по комнате, делая круг за кругом, словно преображая своим полётом пространство?.. Не ты ли, Душа, возродилась для новой Любви и Вдохновения? А иначе что, кроме этого, может "сдвинуть взгляд с недвижимости"?..

 

Любовь ушла в прошлое, как призрак, оставив грусть воспоминаний, но она обязательно вернётся. И этот пустой дом. И эта комната, и человеческая душа воскреснут для новой любви. Только это будет позже... Пройдёт время, и герой вылечится от одиночества, как вылечился автор. Недаром говоря: "Время - лучший лекарь". А потом вновь заболеет, и полетят по Земле новые песни, новые стихи, новые шедевры.

 

Люди будут болеть и лечиться всегда. Болезни души не то, что телесные. Вместе со страданиями они несут и радость освобождения, они дарят нам истинное искусство, рождённое вдохновением. Счастье, Одиночество и Любовь - самые распространённые людские болезни, но мы никогда не изобретём против них вакцину, иначе, что же человечество будет без них делать?..


Алексей Грищенков  с сестрой Грищенковой Алёной
Алексей Грищенков с сестрой Грищенковой Алёной

В 2011-2012 учебном году мы решили поучаствовать в конкурсе "Сказка в новогоднюю ночь" и сразу же стали призёрами: Грищенков Алексей, учащийся 10М класса, занял 2 место в номинации "Сказка" со своей сказкой о Лампочке. Предлагаю её вашему вниманию.

Сказка о Лампочке,   которая  поняла, как плохо без друзей.

К  нам Новый Год с подарками торопится, спешит,

Гирляндою наряженная ёлочка стоит!

В ней  Лампочки красивые стараются, горят

И всем им очень  хочется порадовать ребят!

 

И вдруг одна из Лампочек решила, что она

Прекрасная и яркая на празднике одна!

Все остальные Лампочки ей  вовсе не равны,

И люди восхищаться одной лишь ей  должны!

 

Но праздничной Гирляндою любуется народ,

Ведь в ней так много Лампочек сияет в Новый Год!

«Уйду!»- решила Лампочка. « Раз я им не видна,

Найду другую Ёлочку, где буду я одна!»

 

Спустилась потихонечку она по веткам вниз,

Чтоб приготовить Ёлочкам в лесу большой сюрприз.

И вот она красивая в лесок уже пришла

И самую высокую там  Ёлочку нашла.

 

Сбылась мечта заветная  – совсем она одна,

Гирлянда разноцветная ей вовсе не нужна!

Теперь уж сможет Лампочка  во всёй красе сиять,

И в эту  ночь волшебную весь лес очаровать!

 

Но без подружек Лампочка зажечься не смогла,

И стало очень грустно ей, заплакала она.

Снежинки тихо падали, на Ёлочку ложась,

Они сказали Лампочке, вокруг неё кружась:

 

«Ты ночью новогоднею скорей домой вернись,

Гирляндою красивою  с подружками зажгись!

Все вместе очень здорово вы будете светить

И людям много радости на празднике дарить».

 

И стыдно стало Лампочке: «Ну как же я могла?!

Своих подруг обидела и с праздника ушла!

Вернуться надо срочно мне, чтоб дети в Новый Год

Зажгли Гирлянду яркую  и встали в хоровод!»

 

А Новый Год в преддверии, часы двенадцать бьют,

Сейчас огни на Ёлочке все весело  зажгут!

Успела наша Лампочка на место прибежать,

Она с огромной радостью смогла подруг обнять.

 

Теперь уж эта Лампочка из дома никуда!

С подружками так здорово, ну а одной - беда!

Зажглась Гирлянда яркая, ликует весь народ

И очень - очень весело встречает  Новый Год!


Вот ещё одна замечательная сказка Разумовой Анны (10М). Очень жаль, что она не заняла призового места, хотя, на мой взгляд, очень зрелая, интересная работа

Новогоднее Время

- Ушли, - обиженно подумал Лан, когда услышал, как закрылась входная дверь. На всякий случай он ещё некоторое время притворялся спящим, но вскоре ему это надоело, и он выбрался в коридор. На полке слабо светилось табло часов: половина одиннадцатого. Ну и что, что Лан ещё маленький? Он вообще никогда не понимал, зачем нужно спать ночью, ведь гораздо интереснее заняться делами (да-да, не удивляйтесь, у детей тоже много дел: присмотреть за игрушками, проверить, сильно ли вырос цветок, посаженный вчера возле забора, поиграть в гляделки со звёздами, - да много чего можно выдумать, и каждый день будет что-то новое!). Лан очень хотел, чтобы хоть в Новогоднюю Ночь родители разрешили ему не спать, а пойти вместе с ними к друзьям. Но они сказали, что он устанет и запросится домой, поэтому пусть лучше спит – и почему родители всё про нас знают заранее? Может, и не запросился бы, но раз они так решили, Лан спорить не стал.

    Как бы  то ни было, этим вечером Лан остался один, не считая, конечно, новогодних подарков и ёлки, если их можно считать за хорошую компанию. Ёлка стояла комнате родителей. Она была огромная, почти до потолка, и словно смотрела на мальчика во все глаза-шарики. Когда Лан был младше, он немного побаивался её, но теперь-то он уже взрослый: ему целых пять с половиной лет!

    Мальчик подошёл к нарядному дереву и стал его разглядывать: ничего интересного, только разноцветные игрушки да иголки. И почему родителям она кажется такой красивой? Зато отражение в игрушках было действительно волшебным: комната становилась изогнутой, словно смотришь на неё в зеркало из комнаты смеха, и разноцветной. Лан даже засмотрелся: вот оранжевый мир, вот зелёный, вот красный, а вот…

    Лан обернулся. Ему показалось, что кто-то глядит на него, внимательно и по-доброму. Ему стало любопытно. Как ни странно, за спиной никого не оказалось, только шкаф да старые часы. Лан внимательно посмотрел на часы: он всегда любил их разглядывать, потому что у часов были золотые стрелки, чёрные цифры и большой маятник. Часы давно остановились, а, казалось, что просто спят. Даже родители относились к ним с почтением. Мальчик осторожно приоткрыл стеклянную створку и прикоснулся к маятнику – холодный. Он легко толкнул маятник рукой – тот начал плавно раскачиваться: так и должно быть. Вот только… Лан затаил дыхание: обычно маятник останавливался сам, а сейчас раскачивался медленно, ритмично. Неужели часы ожили?

    - Здрав-ствуй, - услышал Лан спокойный голос. Его почти не было слышно, но это и не удивительно: чудеса открываются только тем, кто в них верит. Если подумаешь, что быть такого не может и тебе просто послышалось, - голос исчезнет.

    - Здравствуйте! – тихо ответил мальчик. Подумал немного, и осторожно спросил: А кто вы?

    - Я – Время. Я шло, как всегда иду, и вдруг заметило, что в праздничную ночь кому-то невесело. Решило проведать, развеселить.

    - Спасибо Вам, сэр Время! – вежливо сказал Лан.

   Время тихо, шелестяще, засмеялось, словно опадали листочки календаря. – Никогда прежде меня не называли сэром Временем! Даже в старые времена, когда это слово было в моде. Приятно слышать такое обращение - это навевает воспоминания. – Время ненадолго умолкло, словно задумалось. – А ведь хорошая идея! Скажи, хотел бы ты посмотреть на то, как встречали Новый Год в прошлом?

    Глаза Лана засияли, как гирлянда на ёлке. – Конечно! А это возможно?

    - В новогоднюю ночь всё возможно, - ответило Время, наверное, улыбаясь. – Готов?

    - Конечно!

    - Тогда закрой глаза, – стрелки часов начали крутиться в обратную сторону. - Раз… - Лан зажмурился, - Два… -  в глазах засияли радужные круги, - три! Можешь смотреть.

    Мальчик открыл глаза и замер, озираясь по сторонам: он находился в большом зале с высоким потолком, украшенным лепниной, с мраморными  колоннами и белыми стенами. В центре зала возвышалась настоящая ёлка, от которой приятно пахло хвоей, её украшали ажурные игрушки. Возле стены стоял длинный стол, накрытый светлой праздничной скатертью, а на столе были всевозможные блюда. Зал был наполнен детским смехом: ребята открывали подарки и поздравляли друг друга с праздником. Здесь были и нарядные куклы, и вкусные леденцы, и даже железные дороги! Лан смотрел на детей и на подарки, радовался вместе с ними, ему нравилось в этом праздничном зале. Он тихо подошёл к столу: стольких  блюд одновременно он не видел никогда, только на картинках с пирами королей в сказках! А сколько было сладостей! Пряники, марципаны, яблоки в карамели… Лан хотел взять одно, но передумал: родители говорили, что  нехорошо брать без спросу, а он старался быть послушным.

    - Тебе здесь нравится? – шепнуло на ухо Время.

    - Очень! – ответил мальчик.

    - Хорош-шо. Помни: у нас есть время только до полуночи, до конца года.

    - Скажи, Время, а можно хоть краешком глаза заглянуть в будущее? – с надеждой спросил Лан.

    - Конечно можно! Ты уже готов туда отправиться?

    – Да, я готов, – Лан ещё раз обвёл взглядом праздничный зал и закрыл глаза.

    - Раз, два, три!

    Мальчик открыл глаза, и от восторга перехватило дух. Зрелище, которое он увидел, было ещё более интересным, чем предыдущее! Лан попал в зимний лес. На самом деле, конечно, это был не лес, а комната, по периметру которой стояли ёлки, а в воздухе и под ногами искрился снег. Было совсем не холодно. Мальчик опустился на пол и потрогал сугроб – рука не почувствовала ничего. Он подошёл к ёлкам, рука прошла и сквозь них.

    - Невероятно, – только и мог выговорить он, – ведь кажется, словно ёлки и снег настоящие, а на самом деле их здесь нет!

   За спиной послышались взрывы хлопушек и звонкий смех. Лан увидел празднующих детей: они танцевали, кидали в воздух яркие конфетти, меняющие цвета на лету, а ещё запускали салюты, которые, взрываясь, превращались в разноцветных бабочек и разлетались по всему залу, к небу, с которого сыпался ненастоящий снег.

    - Хотел бы я к ним присоединиться! – подумал мальчик. – Жаль, что они меня не видят.

    - Ты готов возвращаться? – послышался шелест шагов Времени. – Почти полночь.

    – Да, я готов, – сказал Лан с небольшой грустью. Так и хотелось остаться здесь хоть чуточку подольше! Но ход времени не остановит даже само Время, ведь всё должно идти своим чередом.

   - Раз, два, три…- Открыв глаза, Лан очутился в комнате возле часов. Маятник мерно раскачивался вправо, влево, и вправо, и влево….

    - Время, ты здесь? – тихо спросил он.

    - Конеч-но, - ответил еле слышный шёпот, - я всегда здесь, всегда с тобой.

    - Спасибо тебе, сэр Время! Было очень интересно! – сказал Лан и сладко зевнул. Оказывается, он успел очень устать, пока путешествовал!

    - Не за что, - ответило Время. – Мне тоже было очень интересно с тобой, маленький Лан! А сейчас спи, уже поздно… Уже…

    Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять. Одиннадцать. Двенадцать. – Пробили старые часы. Лан улыбнулся и не заметил, как уснул.

    - Просыпайся, лежебока! – мальчика ласково потрепали по голове. Это была мама. Он спокойно спал в своей постели, когда вернулись родители. – Не скучал без нас? Прости, что оставили тебя одного. А мы тебе принесли яблок в карамели:  друзья угостили!

    - Невероятно! – из соседней комнаты послышался удивлённый голос папы. – Вы видели? Старые часы пошли!

    - Это всё сэр Время! – довольно улыбаясь, сказал Лан. – Он их починил!  Мама, ты же мне веришь?

    - Конечно, верю,  - ответила мама,  - под Новый Год может произойти всё что угодно!

    - Идите сюда! Это же просто невозможно! – продолжал удивляться папа. Лан с мамой тоже отправились к старинным часам.

    - Всё возможно, - сказал мальчик, глядя на мерно раскачивающийся маятник. – И чудеса могут случаться. Правда же, сэр Время?

    - Конеч-но правда, - послышалось в шорохе снега за окном.


Маров Сергей и 11М
Маров Сергей и 11М

Мартовский котик. Стихотворение Марова Сергея

Хочу я быть твоим мартовским котиком,

Валяться лениво книзу животиком

И верить, надеяться в то, что всегда

Своего ты погладишь за ушком кота.

 

Питаюсь любовью я каждый день,

Полнеть от неё мне совсем не лень.

Я знаю, что пузо моё велико

И что мне достать до него нелегко.

 

Но буду мяукать и буду пищать,

Пока не покормишь меня ты опять.

Сосиски и рыбки твои не нужны,

Горячие чувства лишь манят твои

 

И чувства к тебе мне скрепляют оковы.

Ой, кажется, толстею я снова.